Языкознание как наука о языке связана

Языкозна/ние

   (языковедение, лингвистика) — наука о естественном человеческом языке вообще и о всех языках мира как индивидуальных его представителях.

 

Место языкознания среди других наук

 

   {{em}}Языкознание и социальные науки{{/em}}. Поскольку язык является важнейшим средством коммуникации в обществе (см. Язык и общество) и тесно связан с мышлением и сознанием (см. Язык и мышление, Маркс К., Энгельс Ф. о языке, Ленин В. И. о языке), языкознание входит (в качестве одной из центральных наук) в круг гуманитарных (социальных) научных дисциплин, исследующих человека и человеческое общество. Из этих наук с языкознанием теснее всего связана {{em}}этнография{{/em}} и её различных области, разрабатывающие, в частности, общие принципы функционирования языка в обществах разных типов, в т. ч. и в архаичных, или «первобытных», коллективах (например, проблемы табу, эвфемизмов, в теории номинации — наименований, связанных с характеристиками архаичного сознания, и т. д.). Языкознание как наука о языковом общении все ближе связывается с современной социологией (см. Философские проблемы языкознания, Социолингвистика, Социологическое направление). Разные виды коммуникации в обществе исследуются языкознанием, теорией коммуникации, {{em}}культурной антропологией{{/em}} (изучающей коммуникацию посредством любых сообщений, не только и не столько языковых и знаковых) и семиотикой. Естественный язык — наиболее важная (и лучше всего изученная) знаковая система, поэтому языкознание часто рассматривается как важнейшая из семиотических дисциплин. Среди них языкознание оказывается центральной наукой, поскольку язык служит средством для построения целого ряда текстов (в частности, в художественной литературе) и «надъязыковых» систем (семиотических моделей мира), изучаемых семиотическими дисциплинами. Для исследования языковых текстов, служащих знаковым задачам «надъязыковых» систем (мифологии, ритуала, религии, философии и т. п.), соответствующие научные дисциплины обращаются за помощью к языкознанию и к ряду научных дисциплин, пограничных с языкознанием, — к филологии, исследующей тексты, {{em}}герменевтике{{/em}}, занимающейся пониманием текстов, и т. д. Но вместе с тем решение каждой из таких задач должно специально исследоваться и в языкознании, так как любая новая социальная функция языка существенно влияет на некоторые его уровни. Необходимым оказывается возникновение промежуточных дисциплин, соприкасающихся с языкознанием, таких, как лингвистическая поэтика, во многих отношениях сближающаяся с лингвистикой текста, исследующей языковые законы построения текстов, в т. ч. и художественных (см. Язык художественной литературы).

   Соотношение между языкознанием и другими науками можно исследовать в зависимости от характера знаковой (или незнаковой) природы предмета каждой из этих наук. Теснее всего с языкознанием из семиотических дисциплин сближается {{em}}грамматология{{/em}} — наука о письме (поскольку есть виды письма, лишь косвенно связанные с языком, грамматология в целом не входит в языкознание). Кинесика (см. также Жестов языки) соприкасается с языкознанием, в особенности на уровне семантики (как и раздел грамматологии, исследующий иероглифику).

   Ключевая роль языкознания для многих смежных гуманитарных наук делает выводы языкознания важными для всего гуманитарного знания в целом. Историческое языкознание по своим методам сближается с {{em}}историей{{/em}} и другими науками, исследующими изменение во времени социальных структур, развитие которых в ряде случаев определяет и пути языковой эволюции, и развитие культуры, литературы, искусства и др. Одной из важнейших проблем является выяснение того, в какой мере развитие одного из этих рядов эволюционирующих явлений причинно влияет на эволюцию другого ряда. Историческое языкознание соотносится с большим числом исторических дисциплин, на выводы которых оно опирается.

   Многообразие функций языка в обществе и тесный характер его связи с мышлением и с психической деятельностью человека делает весьма гибким взаимодействие языкознания с соответствующими социальными и психологическими науками. Особенно тесны связи языкознания с {{em}}психологией{{/em}}, уже в 19 в. вызвавшие вторжение психологических методов и идей в языкознание (см. Психологическое направление). В 50‑х гг. 20 в. образовалась новая пограничная с языкознанием наука — психолингвистика. Развитие идей порождающей грамматики привело к её органическому слиянию с когнитивной психологией и к постепенному включению языкознания в круг фундаментальных когнитивных наук и их приложений, объединяемых общим термином «искусственный интеллект». Считавшиеся общими для языкознания и психологии вопросы соотнесения языка и мышления интенсивно изучаются современной {{em}}логикой{{/em}}, философией языка и одновременно составляют содержание лингвистической семантики.

   {{em}}Языкознание и естественные науки{{/em}}.{{em}} Языкознание и математика{{/em}}. Связи языкознания не только с социальными науками и науками о человеке, но и с естественными науками наметились ещё в 19 в. Некоторые предложенные ещё А. Шлейхером аналогии между сравнительно-историческим языкознанием и дарвиновской теорией эволюции нашли поддержку в современной науке. Дешифровка генетического кода во многом основывалась на усвоении биологами опыта языкознания и на типологических аналогиях со структурой естественного языка, которые продолжают изучаться и генетиками, и лингвистами. Методы сравнительно-исторической реконструкции праформ и определения времени расхождения между потомками одного праязыка в языкознании оказались аналогичны сходным процедурам в молекулярной теории эволюции (определение белка — исходного источника для сопоставимых белков в разных организмах, установление времени разделения организмов в ходе эволюции). Контакт языкознания с биологией осуществляется также при исследовании возможного наследственного характера основных языковых способностей человека, что связано и с проблематикой глоттогенеза, и с разработкой идеи моногенеза языка. Более чётко определился статус нейролингвистики, изучающей на основании лингвистических данных функции и зоны центральной нервной системы, связанные в норме и патологии с языком. На границе языкознания и психиатрии находится исследование особенностей речи при разных видах психических расстройств. При психоанализе сосредоточивается внимание на бессознательных речевых ошибках и на неосознаваемом содержании монолога пациента, произносимого в присутствии врача. И. А. Бодуэн де Куртенэ, Э. Сепир, М. М. Бахтин, Р. О. Якобсон, Э. Бенвенист, исследуя связь науки о бессознательном с языкознанием, отметили, что разные уровни языка в разной мере «автоматизированы» и не осознаются говорящими. По мере развития нейролингвистики ставится вопрос о соотнесении разных частей теории языка с характеристиками работы соответствующих зон центральной нервной системы человека. Для понимания особенностей физиологии человека именно язык играет особенно важную роль, что постепенно начинает учитываться и в теоретических работах по психофизиологии, и в медицинских (психотерапевтических) приложениях, имеющих аналоги в народной медицине (загово/рные тексты и т. п.).

   Современные инструментальные методы экспериментальной фонетики связаны с применением различных приборов, главным образом электроакустических (спектрографы, интонографы и т. п.), а также регистрирующих движения органов речи (артикуляцию). Фонетика поэтому особенно тесно связана с {{em}}физикой{{/em}} и {{em}}физиологией{{/em}}. Технические задачи, связанные с увеличением эффективного использования каналов передачи речевой информации и с устным общением с ЭВМ и роботами, представляют собой практически наиболее важные области прикладного языкознания (см. Прикладная лингвистика), где проводится исследование речи и вычисление её статистических характеристик методами математической теории информации, разработанной академиком А. Н. Колмогоровым и американским математиком К. Шенноном. Связь языкознания с {{em}}теорией информации{{/em}}, стимул для изучения которой дали технические приложения языкознания, вместе с тем приводит к чёткой формулировке существенных проблем, связанных с характером акта общения и с социальными функциями языка.

   За свойственным некоторым направлениям языкознания 1‑й половины 20 в. сосредоточением только на изучении языка как «предмета в самом себе» с середины 20 в. следует сближение языкознания с физико-математическими науками, в частности с {{em}}математикой{{/em}}; возникает особая область математики — математическая лингвистика, включающая математическую формальную (алгебраическую) теорию грамматик и статистическую теорию языка (использующую методы математической статистики, теории вероятностей и теории информации). Методы математической логики применяются для формального описания категорий естественных языков. Языкознание оказалось той гуманитарной наукой, которая, не порывая связей с другими науками о человеке и его культуре, первой решительно стала использовать не только инструментальные методы наблюдения (в фонетике) и экспериментальные приёмы (в психолингвистике), но и систематически применять математические способы (в т. ч. и ЭВМ) для получения и записи своих выводов. Быстро развивается {{em}}вычислительная лингвистика{{/em}}, цель которой — создание сложных систем обслуживания ЭВМ посредством языка, делающих возможным прямой разговор человека с ЭВМ, автоматическую переработку, запоминание, поиск и вывод информации в речевой форме и т. п. (иногда часть этих задач объединяют термином «инженерная лингвистика»). Существенна роль языка и языкознания для компьютерной революции (в особенности в связи с появлением к середине 80‑х гг. персональных и других компьютеров, способных вести диалог с «потребителем» на естественном языке), что приводит к дальнейшему стимулированию роста именно тех областей языкознания, которые особенно важны для этих новейших практических приложений. Многие традиционные области языкознания существенно изменяют методику исследования благодаря возможности использовать в них ЭВМ: становится возможным построение программ, реконструирующих разные альтернативные варианты фонологических и грамматических уровней праязыков, машинное определение времени разделения родственных языков методом лексикостатистики, составление машинных словарей для обширных корпусов древних письменных текстов и проведение на ЭВМ вспомогательных работ для дешифровки древних письменностей, запись в памяти машины полного грамматического словаря конкретного языка и т. п. Характер применения этих вычислительных методов сближает вычислительное языкознание с такими науками, как экспериментальная физика, где проверка определённых математических моделей осуществляется путём обработки на ЭВМ соответствующего экспериментального материала. Описание мира и его фрагментов в физике и других естественных науках использует естественный язык; им в какой-то мере продолжают пользоваться и после выработки на его основе специального математического языка; свойства естественного языка сохраняют свое значение для этих наук и до настоящего времени. Поэтому необходимость учёта особенностей естественного языка и достижений языкознания признаются крупнейшими представителями физики и других естественных наук.

 

Принципы членения языкознания на разделы и состав языкознания

 

   Эмпирически сложившиеся разделы языкознания, частично пересекающиеся и уже потому не образующие логически единой системы, можно представить как соотносящиеся друг с другом по некоторым различным параметрам.

   {{em}}Общее языкознание и частные науки о языке{{/em}}. Различаются наиболее общие и частные разделы языкознания. Один из крупных разделов языкознания — так называемое {{em}}общее языкознание{{/em}} — занимается свойствами, присущими любому языку, и отличается от используемых им частных языковедческих дисциплин, которые выделяются в языкознании по своему предмету — либо по отдельному языку (например, русский язык — русистика, японский язык — японистика, и т. п.), либо по группе родственных языков (например, романистика, изучающая романские языки, тюркология, изучающая тюркские языки, и т. п.), либо по географической области, внутри которой группируются ареально и/или типологически близкие языки (например, балканистика, кавказоведение и т. п.). Общее языкознание устанавливает общие (или статистически преобладающие) черты всех языков как эмпирически — индуктивно, с помощью типологии, так и дедуктивно, исследуя общие (значимые для всех коллективов людей) закономерности функционирования языка (см. Универсалии, Функции языка), особенности любого речевого акта и текста и т. п.

   С 50‑х гг. 20 в. развивается область общего языкознания, которая занимается выделением структуры и языка самой лингвистической теории, называемой в широком смысле слова {{em}}метатеорией языкознания{{/em}} (в более узком смысле под метатеорией понимается часть общего языкознания, занятая сравнительной оценкой разных типов лингвистических теорий).

   Общее языкознание различает также разделы языкознания в зависимости от членения самого языка на уровни (см. Уровни языка) и от ориентации данного раздела на ту или иную сторону языкового знака (слова) и текста (высказывания). Те разделы языкознания, которые преимущественно занимаются структурой означающих и означаемых и в меньшей степени теми неязыковыми явлениями, с которыми соотнесены знаки языка, называют иногда термином «{{em}}внутреннее языкознание{{/em}}», или «внутренняя лингвистика», в отличие от так называемого «{{em}}внешнего языкознания{{/em}}», или «внешней лингвистики». Но поскольку язык как социальное явление описывает некоторые внеязыковые события, деление на «внутреннее языкознание» и «внешнее языкознание» всегда условно и носит скорее количественный характер (одни разделы носят более внутренний характер, другие — более внешний).

   Разграничиваются области языкознания, связанные прежде всего с означающей стороной единиц языкознания, необходимой для того, чтобы говорящий воспринял при речевом общении передаваемый ему текст. Фонетика ориентирована на звуковой уровень — непосредственно доступную для человеческого восприятия звуковую сторону. Её предметом являются звуки речи во всём их многообразии. Они исследуются с помощью приборов, фиксирующих артикуляционные (физиологические) и акустические характеристики звуков. Фонетисты опираются и на возможности слухового аппарата человека, предназначенного, в частности, и для восприятия речи, — человеческого уха. Фонетика зафиксировала и разработала общий инвентарь звуков, используемых в разных языках мира, и создала универсальную систему для их записи — международную фонетическую транскрипцию. Звуки языка изучает также фонология, но с функциональной и системной точек зрения, как дискретные элементы, различающие между собой знаки и тексты языка. В качестве исходной единицы и объекта исследования фонологии выделяется фонема и/или фонологический различительный (дифференциальный) признак. В таких языках, как классический тибетский, в качестве основной единицы описания может быть выбрана не фонема и не признак, а слог или силлабема в силу наличия чёткой структуры последней. Вопрос об основной фонологической единице (как и о единицах других уровней языка) определяется только структурой и функционированием данного конкретного языка и не должен заранее одинаково решаться для всех языков мира. Поэтому граница между общим языкознанием и «частным» языкознанием достаточно подвижна.

   При выборе в качестве основной единицы фонологического уровня сегментной фонемы (см. Сегментация) описание этого уровня (над которым надстраивается супрасегментный, или просодический, включающий ударение, тон, интонацию и т. п.) в большей мере сводится к выявлению разных позиционных комбинаторных вариантов (аллофонов) каждой фонемы. Многие фонологические школы и направления при решении вопросов о выделении фонем и их вариантов обращаются к грамматической (морфологической) роли соответствующих звуковых единиц. Вводится особый морфонологический уровень и исследующая его лингвистическая дисциплина — морфонология, предметом которой является изучение фонологического состава морфологических единиц языка — морф (частей словоформ) — и разного рода грамматически обусловленных чередований фонем.

   Разделы языкознания, которые изучают звуки речи, — фонетика, фонология, морфонология — не исследуют {{em}}означаемой стороны{{/em}} знаков как таковой. Эту сторону знаков исследуют другие (в широком смысле слова — семантически ориентированные) разделы языкознания, для которых значения (т. е. означаемые) представляют главный интерес. При этом обращается внимание одновременно как на означаемые стороны знаков (значения), так и на кодирование этих последних с помощью означающих.

   Грамматика — раздел языкознания, исследующий слова, морфемы, морфы, морфологические части слов и их сочетания, значения которых обязательны для знаков данного типа (класса) в данной языковой системе. Разные языки различаются тем, какие именно значения в них являются грамматическими (см. Грамматическое значение, Категория языковая). Набор тех значений, выражение которых чаще всего является обязательным при каждой форме данного класса, оказывается достаточно близким в разных языках мира, а некоторые категории (глагол как часть речи и некоторые его признаки, в частности лица глагола, имя существительное как часть речи) совпадают в подавляющем большинстве языков и могут быть признаны языковыми универсалиями.

   В грамматике выделяются морфология и синтаксис. Разделение этих двух уровней необходимо только в тех языках, где слово членится на морфологические составные части (морфы). В языках же последовательно изолирующего (чисто аналитического) типа (как в классическом китайском) грамматика может быть целиком сведена к синтаксису. Однако и для этих языков в описание иногда включается морфология, в которой отдельно описываются классы слов (определяемые, однако, не по собственно морфологическим, а по синтаксическим критериям). Соотношение грамматики, морфологии и синтаксиса является примером относительной условности выделения разных разделов языкознания и соответствующих им уровней, зависящих от типа языков, на который ориентировано описание.

   В морфологии с точки зрения значений обычно в качестве особых разделов языкознания выделяются словообразование, имеющее дело с деривационными значениями, и словоизменение, исследующее выражение всех других (значительно более абстрактных) грамматических значений внутри одной словоформы, противопоставляемой в парадигме морфологически другим словоформам. В языках агглютинативного типа (например, тюркских), где каждое грамматическое значение соответствует определённому аффиксу, для описания цепочек аффиксов необходима грамматика порядков (или рангов).

   Как традиционная грамматика, разделяющая формально-семантические морфологические классы слов (см. Части речи) и функциональные члены предложения, так и современные синтаксические теории в разной мере учитывают чисто семантический аспект синтаксических значений и формальные грамматические структуры. Это делает возможным несколько альтернативных (или отчасти дополнительных по отношению друг к другу) подходов к синтаксису, который в одних грамматических системах вбирает в себя бо/льшую часть описания языка, в других — играет подчинённую роль.

   {{em}}Словарём языка{{/em}} (в отличие от его грамматики) занимается несколько разделов языкознания: семантика и примыкающие к ней разделы языкознания (фразеология, семантический синтаксис, интенсивно развивающийся в соответствии с установкой на структуру как таковую, характеризующей и смежные дисциплины в знании 20 в.) объединяются друг с другом при исследовании исходных смыслов (см. Понятийные категории) и их возможных воплощений как в лексике, так и в грамматике. Бо/льшая часть этих исходных смыслов относится к так называемой «слабой семантике», т. е. определяется преимущественно внутри самого языка, в отличие от «сильной семантики», требующей соотнесения с внеязыковым миром.

   {{em}}Лексическая семантика{{/em}} (иногда называемая также лингвистической семантикой, в отличие от логической) представляет собой раздел языкознания, занимающийся исследованием таких значений слов, которые (во всяком случае, в данном языке) не являются грамматическими. Лингвистическая семантика оперирует и значениями целых предложений (или их значительных фрагментов) и их преобразованиями, через которые определяются и значения слов. В ней же изучаются и комбинаторно обусловленные значения слов. Фразеология исследует семантические и синтагматические аспекты несвободных лексических сочетаний слов.

   «Сильной семантикой» слов (и текстов) языка, описывающих разные аспекты внешнего и психологического мира и нуждающихся для своего исследования в привлечении разнообразных энциклопедических сведений об этих последних, по давней традиции, занимается раздел языкознания, исследующий словарь (лексику) языка и называемый лексикологией. Он представлен исследованиями типов лексических значений слов и фразеологических сочетаний, парадигматических лексикологических (синонимических, антонимических и т. п.) связей, системности лексики (поля, тематические группы и т. д.), а также словарями типа толковых, специализированных и теоретическими лексикографическими работами (см. Лексикография). Применение в лексикологии методов лингвистической семантики вызвано также практическими целями создания автоматизированных информационных систем. Большой практический интерес вызывает исследование основ терминологических обозначений в разных областях практической и научной жизни (связанной с общей теорией наименований, которой, по традиции, занимается ономасиология).

   {{em}}Возможная классификация разделов языкознания в целом{{/em}}. Один из способов представления языкознания в целом как единой науки состоит в том, чтобы разные его разделы интерпретировать как исследование разного рода соотношений между языковыми системами. В любом исследовании содержится сравнение данного языка с некоторым общелингвистическим эталоном (играющим иногда роль метаязыка описания); при контрастивном описании двух языков один из них описывается в сопоставлении со вторым; исследование по фонетике любого конкретного языка содержит ссылку на общефонетический инвентарь звуков (и соответствующую систему записи); то же справедливо и по отношению к любым другим уровням языка, описание которых всегда включает ссылку на некоторые языковые универсалии данного уровня. В этом широком смысле исследование любого уровня конкретного языка включается в типологическое языкознание (см. Типология), к которому относятся прежде всего собственно типологические исследования как отдельных уровней языков, так и целых языковых систем. К типологическому языкознанию примыкает и теория перевода, в т. ч. автоматического перевода. Типологическое языкознание может отвлекаться от пространственно-временных особенностей сопоставляемых языков (хотя в стадиальной типологии предполагается соотнесение каждого типа с определённой стадией мышления и/или культурного и социального развития). Во всех других разделах языкознания именно пространственные и временны/е факторы находятся в центре внимания.

   В течение длительного периода основным фактором, признававшимся в языкознании, было {{em}}время{{/em}}. В 19 и начале 20 вв. в языкознании преобладали исторические — диахронические исследования отдельных атомистически изолированных явлений каждого уровня языка; поэтому многие разделы языкознания, изолированные тогда друг от друга, разработаны почти исключительно в плане истории языка. Семасиология ограничивалась описанием и классификацией разного рода изменений значений слов (в то время как фонетика занималась преимущественно классификацией типов изменений звуков). Традиционная этимология представляла собой изолированное исследование истории отдельных слов с точки зрения их происхождения и словообразования (из основного унаследованного словаря языка, исторически предшествующего данному, или из других языков в случае заимствований). Лишь к концу 20 в. этимология создаёт целостные описания групп слов в их истории, описания словообразовательной системы как основы диахронического исследования целостного набора словоформ — исходных объектов сравнительно-исторического исследования. Развитие методов изучения «слов и вещей» (нем. Wörter und Sachen) и групп слов, входящих в семантические поля, привело к исследованию посредством истории слов различных связанных с ними сторон материальной и духовной культуры и среды, в которой на определённом историческом этапе жили носители языка (или, в сравнительно-историческом языкознании, того или иного праязыка, что иногда обозначается термином палеонтология лингвистическая). Исследованием конкретных языков в диахроническом плане, созданием общей теории языковой эволюции как в целом, так и применительно к отдельным уровням языка, занимается историческое и сравнительно-историческое языкознание. Особую область составляют работы по диахронической типологии языков (также на разных уровнях), которую иногда связывают и с теорией эволюции. В языкознании укрепляется тенденция к объединению синхронного описания с историческим: речь идёт о том, чтобы ввести динамический временной фактор и в описание языка. Но синхронное функционирование языка на каждом уровне описано значительно слабее, чем единичные диахронические изменения. Изменение какого-либо уровня как системы только ещё начинает исследоваться. Особенно важны в этом плане социолингвистические полевые наблюдения, предпринятые лишь в 70—80‑е гг. 20 в. и давшие ценные результаты (например, подтверждена обязательность звуковых законов для микроэволюции языка). Социолингвистика представляет собой изучение реальных живых диалектов в пространственном (в т. ч. социальном) и временно/м планах. Каждый из уровней языка и его варьирование в пространственном плане (в территориальном ограничении) исследуется в диалектологии (применительно к одному языку) и в ареальной лингвистике (по отношению ко многим языкам, например входящим в один языковой союз, а также в исследованиях разного рода, предметом которых являются контакты двух или более языков друг с другом, образование креольских языков и в целом процессы языкового смешения). Некоторые из выводов и методов этих «пространственных» разделов языкознания позволяют их сблизить с другими пространственно ориентированными науками: например, вывод о сохранении архаичных явлений на периферии объединяет ареальную лингвистику с географией биологических видов. Существенно, что сходство этих наук касается способов перехода от пространственных выводов к временны/м.

   Изучение «сильной семантики» представляет собой промежуточное звено между «внутренней лингвистикой» и «внешней лингвистикой», изучающей социальные и пространственно-временные условия бытования языка, определяющие его варьирование. Последними занимаются такие разделы языкознания, как лингвистическая география, диалектология, социальная диалектология и социолингвистика, ономастика, топонимика. Но эти разделы «внешнего языкознания», однако, пока не образовали единого целого, чем объясняется отсутствие полного описания какого-либо языка мира как целостной системы на всех уровнях в соотнесении его с разными аспектами социального функционирования. Существенной проблемой пространственно-временного языкознания является установление границ между языком и диалектом. В современном языкознании разработаны способы выявления общих черт, которые объединяют всех говорящих на данном языке или диалекте и позволяют выделить черты, свойственные отдельным речевым жанрам и стилям (последние изучаются лингвистической стилистикой; особый её раздел составляют области, пограничные с поэтикой и исследующие поэтические стили отдельных авторов и направлений словесного искусства). Предельным случаем диалектного дробления является идиолект — язык отдельной личности, который в младограмматическом языкознании часто был основным объектом исследования. В качестве особой области языкознания в последнее время развивается историография лингвистики.

 

Краткие сведения об истории языкознания

 

   Языкознание начало развиваться на Древнем Востоке — в Месопотамии, где исследовались грамматические структуры шумерского языка, в Сирии, Малой Азии (по мере распространения клинописи в 3—2‑м тыс. до н. э.) и Египте, а также в Индии и Китае. Сознательное изучение языка стало необходимым в связи с изобретением письменности и с появлением обусловленных социальной структурой особых языков, отличных от разговорных (литературных и культовых письменных языков в Передней Азии и специально разработанного литературного языка — санскрита — в Индии). Для обучения письму и письменному языку в Месопотамии и Северной Сирии (Эбла, середина 3‑го тыс. до н. э.), а позднее и в других странах Передней Азии составлялись списки слоговых знаков и грамматических форм, а также словари, создавались способы выделения на письме слов разных языков («глоссовым клином» в клинописи Малой Азии, Сирии и Палестины отмечались формы родного языка писца), но теоретическое рассмотрение языковых фактов ещё отсутствовало. Необычайно высокого уровня описательное и теоретическое языкознание достигло в древней Индии (см. Индийская языковедческая традиция). Практическим стимулом для его развития было стремление к строгому определению норм санскрита и к точному описанию языка священных текстов (Вед). Грамматика санскрита, составленная Панини (около 5 в. до н. э.), является одновременно наиболее полным и предельно сжатым описанием языковой системы (преимущественно на фонологическом и грамматическом уровнях). Достижения индийских учёных в области фонетического (артикуляционного) описания звуков речи оказали значительное влияние на развитие языкознания в средине века в Тибете, Китае, Корее и Японии, но грамматические исследования в странах Дальнего Востока отличаются самостоятельностью результатов, из которых наиболее существенным является установленное китайскими учёными деление слов на полные (знаменательные) и пустые (служебные); см. Китайская языковедческая традиция.

   Древнегреческие исследования языка, как и древнеиндийские, своими истоками уходят в индоевропейские мифологические представления о языке (восстанавливается общий греческо-арийский миф о возникновении языка). В отличие от Индии, где описательное языкознание получило свой формальный аппарат и особые методы исследования, в Греции языкознание долгое время оставалось частью философии. Если в Индии формальное исследование языка часто приобретало сугубо эстетический характер, то в Греции на первый план выдвигалось изучение языка как средства познания. Греческая философия языкознания (см. Античная языковедческая традиция) была атомистической, так как она строилась на изучении отдельного слова (а не целой языковой системы и целого высказывания, составлявших предмет анализа в индийском языкознании). В греческой концепции языка отдельные слова складываются в предложения, тогда как для индусов целостное предложение разлагается на элементы лишь в грамматическом описании. Особенно отчётливо атомистическая концепция языка была сформулирована Аристотелем, отмечавшим дискретный характер речи. Несмотря на преимущественно логический подход к грамматике у Аристотеля (нашедший продолжение в дальнейшей европейской языковедческой традиции; см. Логическое направление в языкознании), ему принадлежит заслуга установления некоторых собственно языковых фактов, в частности выделения значащих и незначащих членов предложения (соответствующих полным и пустым словам китайских грамматиков). Описательное языкознание как самостоятельная дисциплина постепенно оформляется в работах стоиков и александрийской школы, а в Риме — в трудах Варрона, но в античном мире оно находится на гораздо более низком уровне, чем в Индии. Языкознание европейского средневековья продолжало традиции античной философии языкознания, в особенности Аристотеля (см. Европейская языковедческая традиция). Развитие грамматических учений греков и индийских фонетических теорий было осуществлено в средневековом арабском языкознании (см. Арабская языковедческая традиция).

   К началу 2‑го тыс. н. э. в языкознании начинают накапливаться наблюдения о родстве языков, чуждые как индийскому, так и античному языкознанию. В 1073—74 среднеазиатский филолог Махмуд Кашгари подходит к установлению родства тюркских языков и намечает основные фонетические соответствия между ними. В еврейском языкознании средних веков (см. Еврейская языковедческая традиция) высказывается положение о родстве древнееврейского языка с арабским. Родственные отношения между отдельными языками внутри языковых семей Европы устанавливаются Данте, Скалигером и другими учёными позднего средневековья и Возрождения. Однако эти наблюдения над родственными связями между языками ещё не создают особой научной дисциплины — сравнительно-исторического языкознания, возникшего лишь в 19 в. на основе открытий конца 18 в. Философское изучение языка с новой силой возрождается в 17 и 18 вв. и достигает вершины в творчестве Г. В. Лейбница, исследовавшего язык в сопоставлении с другими знаковыми системами (в т. ч. с языками науки) и тем самым предвосхитившего семиотическое изучение языка, а также и многие положения лингвистической семантики. Лейбниц был одним из инициаторов широких сопоставительных обследований различных языков, проводившихся в 18 в. (в частности, в России). На рубеже предромантической философии языка 18 в. и нового сравнительно-исторического языкознания находится концепция В. фон Гумбольдта (см. Гумбольдтианство), выдвинувшего тезис о том, что язык является творчеством, а не мёртвым продуктом созидания. Идеи Гумбольдта о связи языка с мировоззрением народа получили широкий отклик в психологическом направлении в языкознании (19 в.) и в этнолингвистике 20 в.; гумбольдтовские идеи о связи языка и искусства были развиты в 20 в. К. Фосслером и его школой (см. Эстетический идеализм в языкознании).

   Сравнительное языкознание возникает в начале 19 в. (работы Ф. Боппа и Р. К. Раска, а также Я. Гримма, А. Х. Востокова и других), причём развитие формального аппарата сравнительно-исторической грамматики индоевропейских языков и техники установления соответствий намного опережает содержательную интерпретацию этих соответствий. Первый опыт такой интерпретации дал Шлейхер, рассматривавший развитие языка в духе биологических идей Ч. Дарвина и тем самым близко подошедший к сопоставлению биологической эволюции с передачей языковой информации во времени. Предложенная Шлейхером модель последовательного членения индоевропейского праязыка на отдельные праязыки во времени оказалась в известных отношениях удобным приближением к реальности, хотя, как несколько позднее показал И. Шмидт, она не учитывала сложных пространственных связей между отдельными языками. Одностороннее увлечение размещением фактов языка во времени, свойственное историческому языкознанию 19 в., было дополнено анализом пространственных соотношений в теории волн Шмидта, в сходной с ней концепции Г. Шухардта, лингвистической географии (Ж. Жильерон) и позднее в итальянской неолингвистике (М. Дж. Бартоли, Дж. Бонфанте). Формальный аппарат сравнительно-исторического языкознания совершенствовался благодаря введению понятий реконструкции (Шлейхер), звукового закона и грамматической аналогии (см. Младограмматизм).

   В работах Ф. де Соссюра (см. Женевская школа) ещё в 70‑х гг. 19 в. был использован метод внутренней реконструкции, основанный на внутрисистемном анализе одного языка (в отличие от внешней реконструкции, строящейся на сравнении нескольких языков). Если Шлейхер ошибочно понимал введённые им символы реконструкции как реальные языковые факты, то Соссюр и вслед за ним А. Мейе показали их абстрактный характер, в связи с чем Мейе определил праязык как систему соответствий между языками.

   В работах основоположников сравнительного языкознания язык понимался как единое целое; отступлением от этой точки зрения явилось атомистическое изучение отдельных фактов языкознания младограмматиками и в описательном языкознании конца 19 в. (в частности, в работах по экспериментальной фонетике, исследовавшей отдельные звуки вне их связи с системой языка, и в лингвистической географии, регистрирующей отдельные диалектные явления). Но на основании прежде всего сравнительно-исторических сопоставлений в 70‑х гг. 19 в. Соссюр и Бодуэн де Куртенэ приходят к установлению принципов исследования языка (в частности, его звуковой стороны) как системы. Исследования учёных казанской лингвистической школы закладывают основы фонологии и морфонологии. Независимо друг от друга Бодуэн де Куртенэ и Соссюр вводят разграничение синхронического (статического) и диахронического (динамического) подходов к изучению языка. Соссюр (и независимо от него американский логик Ч. Пирс) определяет место языка среди других систем знаков и место языкознания среди семиотических дисциплин. Учение Соссюра о языковой системе знаков послужило основой для структурной лингвистики, сформировавшейся во 2‑й четверти 20 в.

   Принципы структурной лингвистики применительно к фонологии, морфонологии и отчасти морфологии были разработаны лингвистами пражской лингвистической школы (Н. С. Трубецкой, Р. О. Якобсон, В. Матезиус и другие). Традиционная генеалогическая классификация языков в трудах учёных этой школы и Е. Д. Поливанова была дополнена группировкой языков по языковым союзам. Для учёных школы было характерно преимущественное внимание прежде всего к структурной типологии языков, что сближало пражскую школу с работами Сепира и его последователей.

   Американская структурная лингвистика, сформировавшаяся под влиянием Ф. Боаса, разрабатывала методы точного описания индейских языков Америки. Работы Л. Блумфилда заложили основы дескриптивной лингвистики, стремившейся исключить анализ значения из круга рассматриваемых проблем. Наиболее крайнее выражение это направление получило в исследованиях З. З. Харриса, пробовавшего описать язык только на основе анализа возможных сочетаний языковых элементов друг с другом. Другое направление американской структурной лингвистики, основанное Сепиром и развиваемое К. Л. Пайком, стало изучать язык в более широком контексте социальной психологии и теории человеческого поведения (см. Этнолингвистика, Тагмемика).

   Наиболее абстрактным направлением структурной лингвистики явилась глоссематика (Л. Ельмслев), во многих отношениях близкая к математическим теориям языка. Для развития новых направлений языкознания, ориентированных на решение практических задач (вычислительная лингвистика), существенное значение имели работы Н. Хомского, заложившие основы генеративной лингвистики. Во 2‑й половине 20 в. особенно интенсивно развивается лингвистика текста. Для современного этапа языкознания характерны выросший интерес к семантике и прагматике, особенно к теории речевых актов, контакты языкознания с философией языкознания (см. Лингвистическая философия).

   {{em}}Советское языкознание{{/em}}, в специальных методах изучения языка развивающее идеи и традиции отечественных исследователей [см. Языкознание в России, Харьковская лингвистическая школа, Казанская лингвистическая школа, Петербургская школа, Московская фортунатовская школа, Московский лингвистический кружок, Московская фонологическая школа, Ленинградская фонологическая школа], характеризуется с начала 20‑х гг. 20 в. вниманием к исследованию языка как общественного явления (Л. П. Якубинский, Поливанов, Р. О. Шор, М. Н. Петерсон, В. И. Абаев, В. М. Жирмунский и другие), в частности в связи с разработкой теории речевых жанров (Бахтин), намного опередившей социолингвистические исследования, и в связи с изучением смешения или «скрещивания» языков (Н. Я. Марр и его школа); рассмотрением связей языка и мышления в тесном контакте с психологией (Л. С. Выготский и его школа) и нейропсихологией (А. Р. Лурия), а также разработкой разных вариантов стадиальной типологии языков (И. И. Мещанинов, С. Д. Кацнельсон, М. М. Гухман, А. В. Десницкая и другие), связанной и с выдвижением целого ряда оригинальных идей в общей грамматике, изучающей типологию категорий (А. А. Холодович, Н. Ф. Яковлев и другие). В советском языкознании были созданы концепции стадиальной типологии, фонологические теории московской и ленинградской школ; заложены основы теории поэтического языка и истории литературных языков, лингвистической стилистики и лингвистической поэтики. Постоянной чертой языкознания в СССР является внимание к прикладной лингвистике, сказавшееся, в частности, в сотрудничестве фонетистов (Л. В. Щерба, Л. Р. Зиндер и другие) и инженеров связи, а также в разработке принципов лексикографического описания языков, методов составления учебных словарей и грамматик (Щерба), в использовании фонологических принципов для создания алфавитов языков народов СССР (Яковлев, Л. И. Жирков, Поливанов и другие; см. Языки народов СССР, Языковая политика). В последние десятилетия работы советских учёных в области семиотического подхода к языку определяются вниманием к принципам и методам тех отраслей языкознания, которые служат теоретической основой для автоматического перевода и решения других задач вычислительной («инженерной») лингвистики, становящейся в мировой науке наиболее бурно растущей областью языкознания. Вместе с тем языкознание 2‑й половины 20 в. характеризуется возвратом к исторической проблематике с учетом возможностей синхронной типологии, выявленных в советском языкознании ещё в 30‑х гг., и диахронических закономерностей (см. также Советское языкознание). Исследуются новые возможности проникновения в более отдалённые эпохи предыстории языковых семей при установлении родственных отношений между семьями Старого Света, которые вслед за В. М. Иллич-Свитычем объединяются в ностратическую макросемью. В развитии аналогичных методов выясняется вероятность вхождения в другую макросемью северокавказских, енисейских и китайско-тибетских языков. Решаются и другие вопросы о родственных связях и контактах между праязыками ряда семей.

 

——————

Автор: Вяч. Вс. Иванов.


Источник: http://exp_linguist.academic.ru/1395

Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

1) Языкознание как наука. Место языка в системе наук. Основные разделы Сделать своими руками пиратские шляпы из бумаги

Языкознание как наука о языке связана Языкознание как наука о языке. Объект и предмет лингвистики
Языкознание как наука о языке связана Языкознание как наука 6. Понятие системы и структуры языка
Языкознание как наука о языке связана Языкознание, или лингвистика как наука о языке
Языкознание как наука о языке связана Языкознание как наука. Определение языка
Языкознание как наука о языке связана Предисловие 1.1. Языкознание как наука
Языкознание как наука о языке связана Языкознание как наука о языке
Языкознание как наука о языке связана Языкознание как наука
Языкознание как наука о языке связана 35 идей что подарить родным, друзьям, коллегам и самому себе на Новый
Языкознание как наука о языке связана Sofiprofi - материалы для наращивания ногтей высокого качества и по
БК РФ, Статья 219.1. Бюджетная роспись / КонсультантПлюс Влагомаслоотделители : Форум моделистов Игра на блокфлейте. Самоучитель. Обучение online Как сделать объем волос у корней - 10 самых лучших способов! Какие крема,гели наилучшие для массажа лица? - Массаж

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ